Документи

Книга 2 | Том 1 | Розділ 1. Діяльність німецьких і місцевих каральних органів в окупованому Києві
Книга 2 | Том 2 | Розділ 1. Українське національне підпілля в окупованому Києві. Боротьба і загибель
Книга 2 | Том 2 | Розділ 2. Радянське підпілля в окупованому Києві. Боротьба і загибель
Книга 4 | Розділ 1. Ідеологічна обробка населення Києва й України в 1930-ті рр. Національний, релігійний, культурний аспекти
Книга 4 | Розділ 3. Політика нацистської Німеччини на окупованій Україні. Ідеологічні основи та пропагандистська підтримка. Національний, релігійний і культурний аспекти. Ставлення до населення і військовополонених

Витяг із «Донесення з окупованих східних територій № 31» поліції безпеки і СД з інформацією про події на території України

27 листопада 1942 р.

Текст (рос.)

Шеф полиции безопасности и СД

Штаб командования

 

Берлин, 27.11.1942 г.

 

 

 

Донесения с оккупированных восточных территорий

№ 31

 

 

В запросах просьба ссылаться

на указанный выше порядковый номер донесения

[...]

А. Противники и исполнительская деятельность.

Деятельность банд.

[…]

В районе ответственности эйнзатцгруппы С, прежде всего в генеральном округе Чернигов, в последнее время наблюдается значительное увеличение численности банд. Так, были обнаружены бандитские группировки численностью несколько сотен человек каждая, располагающие в том числе и тяжелым оружием. Причиной не прекращающейся, несмотря на наступление холодов, деятельности банд, по всей видимости, является усиленная заброска сюда советских парашютистов, собирающих и возглавляющих рассеянные группировки.

[…]

05.11. вокзал в Бобровице, что на перегоне Киев — Нежин, подвергся нападению 20–30 бандитов. Начальник вокзала ранен.

[…]

Украинское движение сопротивления.

На территории, подведомственной начальнику полиции безопасности и СД Житомира, были найдены размноженные печатным способом листовки антинемецкой направленности. В листовках этих, в частности, сказано следующее:

«Партизаны, вы оставили свои дома и семьи и отправились воевать. Теперь ваше пристанище — лес и поле, а холод и голод — ваши частые гости. На вашем пути вам постоянно грозят внезапные нападения и бои. Вы отказались от покоя и удобства — и ввязались в тяжелую борьбу. Не ради личного богатства ступили вы на этот путь. Рискуя собственной жизнью, вы боретесь против захватчиков ради общего дела. То, что немецкие захватчики делают с нашим народом, взывает к мести и к сопротивлению. Разграбленная Родина, голод и безработица, попрание нашего народа, насилие и депортация многих тысяч наших сограждан, — вот что принес с собой на нашу землю захватчик. Бороться против этого — великое и святое дело, оно достойно того, чтобы проливать за него свою кровь и жертвовать ради него своей жизнью. Кого же мы хотим поставить на место немецких оккупантов? Должен ли вернуться назад старый советский строй? И так ли уж отличается московский режим от режима немецкого? Они похожи друг на друга как две капли воды. И тот, и другой — диктатуры, направленные против нашего народа.

Сегодня гитлеровский и русский империализм сошлись в схватке, и оба они стремятся к уничтожению или порабощению народов. Совсем еще недавно они объединились для борьбы с другими народами и сообща делили добычу. В сентябре 1939 года Сталин и гитлеровская Германия заключили союз и помогали друг другу уничтожать западноевропейские государства. Нашим хлебом они снабжали немецкие армии, нашим бензином заправляли немецкие танки и самолеты. Так стóит ли сражаться за тот или другой режим? Нет, наша задача — противостоять обоим режимам и приближать новое время. Оно же настанет лишь тогда, когда оба режима падут. Тогда каждый народ сможет устроить собственное будущее, как сам того пожелает. Независимое государство, свободный народ и свободный рабочий класс, — вот то новое время, за которое мы должны бороться.

Партизаны, не прислуживайте большевистским и немецким империалистам. Пробуждайте национально-революционное движение, ведите самостоятельную политическую борьбу. Сражайтесь с захватчиками, но не поодиночке — сражайтесь в рядах общенациональной организации за свободу и независимость государств порабощенных народов. Тогда наша борьба будет увенчана победой.

Прочь Гитлера и Сталина! Слава независимым национальным государствам порабощенных народов!»

Проведенное во Львове расследование уже позволило арестовать трех украинских студентов, являвшихся активистами бандеровской группировки. Их квартира располагалась в одном из зданий Львова, примыкающих к местному кафедральному собору. В ней было найдено значительное количество готовых к отправке нелегальных печатных изданий. На чердаке того же дома были обнаружены и конфискованы два стеклографа для размножения печатных материалов. Трое арестованных студентов продолжают утверждать, что им ничего не известно о конфискованных печатных изданиях и стеклографах. Один из студентов сознался лишь в том, что двое сотрудников украинской полиции в униформе запретили ему рассказывать об имеющихся в квартире печатных изданиях. В рассматриваемом случае, по всей вероятности, идет речь о распределительном пункте, куда, очевидно, приходили за печатными изданиями курьеры. В ходе дальнейшего расследования данного дела были получены доказательства того, что печатный и гравировальный цеха, в которых изготавливались поддельные пропуска и иные поддельные документы, печати и т.п., также находятся во Львове.

За истекшее время во Львове также удалось задержать заместителя начальника организационного отдела главной штаб-квартиры во Львове Владимира Лобая (род. 27.10.1911 г.). Кроме того, Лобай был руководителем курьерской службы всей организации в целом. Работа на бандеровскую группировку была его основной деятельностью; иных занятий Лобай не имел. Его квартира, одновременно исполнявшая функции явочной, была занята сотрудниками полиции безопасности, вследствие чего было задержано еще 6 человек, в том числе один сотрудник украинской полиции, прибывший во Львов из другого города в качестве курьера.

Согласно информации, полученной в ходе допросов, центральная штаб-квартира группировки Бандеры находится во Львове. Ей подчиняются краевые проводы. Краевой провод, ведающий территорией Восточной Украины, расположен в Киеве, территорией Западной Украины — во Львове, территориями Волыни и Полесья — в Ровно или Луцке, территориями Венгрии и Румынии — в Черновцах или Одессе, а территорией немецкого Рейха — в Берлине. Также была конфискована обширная база адресных данных.

21.11.42 г. в ходе проводившейся в первые вечерние часы операции, направленной против ведущих деятелей группировки Бандеры во Львове, один из членов данной организации выстрелом в голову смертельно ранил штурмшарфюрера СС, криминал-секретаря Герхарда Шарффа из Главного управления имперской безопасности. Еще один сотрудник уголовного розыска, на сей раз из отделения гестапо в Брауншвейге, получил пулевые ранения в бедро и плечо. К моменту инцидента служащие полиции успели занять рассекреченную в ходе расследования явочную квартиру и арестовать 5 активистов бандеровской группировки, пытавшихся в нее проникнуть. Очередной бандеровец, явившийся в квартиру, неожиданно вытащил пистолет, ранил сотрудника брауншвейгского гестапо и нанес смертельное ранение Шарффу. Воспользовавшись наступившей темнотой, преступник, несмотря на два полученных ранения, скрылся.

Операция продолжается.

[…]

Специальный отчет о культурной жизни русского населения во времена Советского Союза. (Результаты сбора информации, проведенного на территории группы войск «Центр»).

I. Культурная работа с населением во времена Советского Союза.

1. Культурные учреждения.

Во времена Советского Союза культурные учреждения использовались прежде всего для достижения политико-пропагандистских целей. По этой причине работа культурного сектора была организована таким образом, чтобы в той или иной мере охватывать все слои населения.

Культурная жизнь в Советской России в значительной степени сосредоточивалась в клубах. Для ведения культурной работы с рабочими и служащими при крупных заводах, вузах, транспортных предприятиях, колхозах, совхозах и т.п. были созданы специальные учреждения — так называемые клубы, посещать которые могли не только их члены или сотрудники соответствующих организаций, но и все желающие. В клубах ставились любительские спектакли, проводились музыкальные и танцевальные вечера; кроме того, в них имелись собственные читальные залы, укомплектованные книгами, газетами и журналами.

а) Театр.

1. Административное устройство.

После захвата большевиками власти параллельно с созданием системы пропаганды осуществлялось радикальное реформирование и развитие театральной сферы. Театр должен был в кратчайшие сроки превратиться в рупор большевистской идеи и тем самым способствовать привлечению широких народных масс к коммунистическому строительству.

Условием соответствующего преобразования театральной сферы было закрытие всех частных театров. Так театр превратился в государственную монополию. Любая независимая творческая деятельность отныне была исключена. Единственным предназначением театра стало ознакомление народа с волей партии.

При Совете Народных Комиссаров СССР был создан Всесоюзный комитет по делам искусства, координировавший деятельность республиканских и областных комитетов. Такая административная структура гарантировала жесткую централизацию театральной сферы. Кроме того, при каждом комитете партии существовал отдел по делам театра, также использовавшийся партией в целях соответствующего преобразования театральной сферы. Отделы эти, по сути, определяли специфику театральной жизни на местах. Они давали театрам инструкции общего свойства, имели право вмешиваться во все их дела, разрабатывали предварительную смету и определяли репертуар.

Все театры Советского Союза по степени их политической и художественной значимости подразделялись на четыре категории. Большинство московских и ленинградских театров принадлежало к первой категории. Бóльшая часть театров принадлежала ко второй категории (сюда входили почти все театры республиканского и областного значения). К третьей категории принадлежали театры районного значения, а к четвертой — передвижные театры колхозов и совхозов. Кроме того, существовали так называемые «театры всесоюзного значения», не принадлежавшие ни к одной из категорий и исполнявшие особые задания (представления для иностранцев). Основанием для отнесения театра к той или иной категории далеко не всегда был его художественный уровень. Часто сравнительно небольшие театры, которым из тех или иных культурно-политических соображений придавалось особое значение, причисляли к категории более высокого порядка — чтобы, повысив тем самым разряд заработной платы, привлечь туда хороших актеров.

2. Репертуар.

Особое внимание уделялось репертуару театров. Включенные в него пьесы должны были прославлять существующий строй и быть эффективными с пропагандистской точки зрения. Писателям разрешалось разрабатывать лишь строго определенный круг тем, как-то: «индустриализация», «коллективизация», «развитие военной авиации» или «борьба с вредителями и шпионами». Время от времени отдельные писатели пытались высказывать собственные мысли и создавать произведения, претендующие на самостоятельную художественную ценность, однако Всесоюзный комитет не допускал такие пьесы к постановке. При этом под запретом нередко оказывалась вся дальнейшая писательская деятельность их авторов.

 

По этой причине от 80 до 90% репертуара театров составляли агитационные пьесы. Лишь после 1931 года на сценах Советского Союза начали ставить классические произведения. Считалось, однако, что пьесы классиков слишком нерешительно критикуют пороки своего времени и недостаточно обличают упадочничество прошлого. По этой причине их соответствующим образом преобразовывали, пытаясь усилить реалистический эффект. Так, чтобы подчеркнуть ущербность прошлого, описываемого в пьесе известного русского драматурга Островского «Бесприданница», последняя дополнялась указанием на то, что действующие в ней персонажи заражают друг друга сифилисом. Лишь в последние годы произведения некоторых классиков стали допускать к постановке с минимальным количеством купюр (Шиллер, Шекспир, Гёте).

Драмам (прежде всего советских авторов, а также Шиллера, Гёте, Шекспира, Гауптмана и Шоу) и комедиям (напр., комедиям Мольера) отдавало предпочтение большинство советских театров. Постановки трагедий были редкостью. Оперы (напр., «Риголетто», «Кармен», «Севильский цирюльник») были доступны зрителям считанных городов. Все попытки организовать гастроли оперных трупп в провинциальных городах потерпели крах по причине недостатка декораций. Постановки оперетт осуществлялись почти исключительно в летних театрах. Помимо зарубежных оперетт, демонстрировались творения русских авторов (тенденциозные пьесы): «Золотая долина», «Свадьба в Малиновке» и др. Мюзик-холлы и варьете были неизвестны советскому зрителю. В каждом крупном городе, в том числе и в Смоленске, имелась своя филармония; ставившиеся в ней театральные представления перемежались песнями и танцевальными номерами.

3. Задачи актера.

Перед актером ставился целый ряд идейно-коммунистических задач, в частности:

1. Представление положительных типажей социалистической эпохи Советов;

2. Изображение подлинной жизни, труда и душевных переживаний человека современности;

3. Героическое изображение («героическое» в коммунистическом смысле) главного героя с акцентом на таких чертах его характера, как храбрость, несгибаемость, энтузиазм и прямота.

Тем самым одной из главных задач оказывалось воплощение образов великих коммунистов. Актер должен был идеализировать данный тип и распространить его на всех членов партии, превратив их в глазах рядовых граждан в сверхлюдей — зачинателей новой жизни со всеми ее красотами. На героические роли назначали актеров, обладавших значительной притягательностью для населения.

б) Кино.

Еще более чем театр, целям пропаганды служило кино. Функции общего руководства сферой кино и стратегического планирования ее развития были закреплены за Комитетом кинематографии в Москве. Ступенькой ниже стояла главная организация в сфере кинопроизводства — «Союзкино»; последней же, в свою очередь, подчинялись киностудии в Москве, Ленинграде, Харькове, Киеве, Одессе, Минске и других городах. Директором «Союзкино» был еврей Шумяцкий1. Под его началом советское кинопроизводство постепенно превратилось в вотчину еврейских певцов и актеров. Русских, как правило, приглашали лишь на второстепенные роли.

За распространение кино в областях отвечали управление снабжения кинофильмами (Киноснаб) и управление кинотеатров (Кинотрест). Оба они подчинялись Комитету кинематографии в Москве. Кинотеатрами в городах и районах, а также колхозными кинотеатрами и кинопередвижками в большинстве случаев ведали соответствующие областные инстанции.

На актеров кино возлагались те же задачи, что и на актеров театра.

Репертуар кинотеатров также был объектом самого пристального внимания со стороны государства. Фильмы должны были быть эффективными с пропагандистской точки зрения и прославлять советский режим как некий идеал. К числу наиболее популярных принадлежали такие темы, как создание колхозов, строительство промышленности, жизнь партийных вождей, борьба против врагов народа и т.п. Киносеанс, как правило, состоял из кинохроники и основного фильма. Научно-популярные фильмы демонстрировались редко.

Большинство кинохроник строилось по одной и той же схеме. Зрителю показывали кадры с конференций с участием Сталина или без него, репортажи о стахановцах, коллективных хозяйствах и т.п. Кадры из жизни за рубежом в кинохроники не включались.

В первые послереволюционные годы ввиду отсутствия в стране собственного кинопроизводства вынужденно демонстрировались зарубежные, прежде всего американские, фильмы.

Из немецкого кино на экраны вышли такие ленты, как:

«Человек в ливрее» с Эмилем Яннингсом;

«Дон Жуан» с Элизабет Бергнер (еврейка);

«Трое друзей» с Генрихом Георге.

Из «австрийского» кино показывали следующие фильмы:

«Петер»;

«Маленькая матушка» и

«Катарина» (в одной из ролей — Франциска Гааль, еврейка).

Куда чаще, однако, демонстрировались американские фильмы-сенсации.

Подавляющее большинство фильмов собственного производства служило большевистской агитации и утверждению советских идей. К этой категории можно причислить почти 90% всех кинолент. Они подразделяются на следующие группы:

1. Фильмы из русской истории;

2. Фильмы из большевистской истории;

3. Подстрекательские фильмы, направленные против национал-социалистической Германии.

Фильмы из русской истории отнюдь не были выдержаны в нейтральных тонах. В них также выводилась на передний план проблема классовой борьбы — как, напр., в фильме «Петр Великий»2, где зажиточные слои населения сознательно противопоставлены народу. В других фильмах из этой же группы объектом изображения являются отдельные эпизоды мировой войны. Иногда показ событий в таких фильмах доводится до времен гражданской войны — см., напр.:

«На важном пути» (Auf wichtigem Wege);

«Мужество»;

«Дочь партизана»;

«Чапаев» (картина о подвигах бандитской группировки Чапаева во времена гражданской войны).

Еще значительнее доля фильмов, в которых воспеваются партия и ее герои.

К подстрекательским фильмам, направленным против национал-социалистической Германии, принадлежат, в частности:

«Профессор Мамлок» (изображает преследования евреев в Германии);

«Мисс Мент» (карикатура на НСДАП до ее прихода к власти).

В последние годы также был снят ряд патриотических фильмов, в которых, в частности, показана жизнь красноармейцев, борьба Красной Армии (оккупация Бессарабии), будущая война3 и т.п.

В свете усовершенствования средств пропаганды колоссальное значение стали придавать открытию кинотеатров, вследствие чего в Советском Союзе вскоре не осталось мест, где бы не демонстрировались кинофильмы. Туда, где не было стационарных кинотеатров, отправляли так называемые «кинопередвижки», приезжавшие раз в месяц и организовывавшие киносеансы, напр., в колхозных домах культуры. При вузах, институтах, клубах, гарнизонах имелись собственные кинотеатры.

в) Музыкальная жизнь.

Одновременно с развитием театра и кино в Советском Союзе взялись за упорядочение и обустройство музыкальной жизни. Музыка тоже должна была стать рупором большевистской идеи. Сохраняя свое основополагающее значение, классическая музыка, тем не менее, с течением лет все очевидней оттеснялась на задний план, уступая место «советской музыке» (Дунаевский, Покрас и др.). Советская музыка, провозглашенная большевиками вершиной музыкального искусства, была легкой, веселой, можно бы даже сказать — пошлой. По мнению русских музыкантов старшего поколения, подобная музыка мало чем отличалась от музыки «балаганной». Как правило, речь шла о шлягерах — сегодня популярных, а на следующий день забытых. Прослойки населения, проявлявшей интерес к подлинной музыкальной культуре, во времена Советского Союза не существовало.

В качестве танцевальной музыки наибольшую известность приобрели английские и американские шлягеры. В самом начале советского господства танцы не приветствовались, однако позднее, с осознанием необходимости всестороннего развития культуры, возникло желание не отставать от Европы и в этой сфере. Чтобы считаться настоящими культурными людьми, офицеры, служащие и даже солдаты вынуждены были учиться танцевать под новейшие шлягеры.

Народная музыка, некогда стоявшая на довольно высокой ступени развития, постепенно выхолащивалась. Мелодии значительной части старых песен были снабжены политическими текстами.

С целью подготовки молодых музыкантов во многих населенных пунктах Советского Союза были открыты музыкальные школы. Чтобы выявить среди населения одаренных людей и способствовать их развитию посредством определения в соответствующие школы и пр., во многих местах были организованы так называемые конкурсы художественной самодеятельности. Вначале в небольших городах той или иной области проводились местные конкурсы. Их победителей приглашали принять участие в большом4 музыкальном конкурсе, который проходил в областном центре. Подобная система отбора действительно позволила выявить ряд одаренных молодых артистов. Вскоре, однако, обнаружилось, что организация конкурсов и проведение голосования целиком и полностью сосредоточились в руках евреев; неудивительно потому, что 80% всех победителей и призеров конкурсов тоже оказались евреями.

Активизации музыкальной жизни в значительной степени способствовали клубы, уже упоминавшиеся в начале данного отчета.

г) Библиотеки.

Исходя из значения, приписывавшегося в Советском Союзе печатному слову как средству влияния на массы, в городах и селах, на предприятиях, в школах, санаториях, колхозах и т.д. была создана обширная сеть библиотек с выдачей литературы на дом. В последние годы советской власти практически не осталось городков, общин или поселков, где бы не было ни одной библиотеки; в городах же их, как правило, было несколько. Так, напр., в Смоленске (население — около 170 000 человек) имелись:

народная библиотека на 700 000 томов;

фундаментальная библиотека педагогического института на 600 000 томов;

библиотека медицинского института на 200 000 томов;

библиотека сельскохозяйственного института на 70 000 томов.

К услугам жителей Рославля (население — около 55 000 человек) были:

1 городская библиотека;

6 заводских библиотек;

17 школьных библиотек.

В соответствии с предназначением библиотек в Советском Союзе значительную часть их книжных фондов (обычно около 30%) составляла политическая литература.

Для авторов художественной литературы в Советском Союзе сложились чрезвычайно сложные условия. Литературные произведения должны были соответствовать не только идеологии большевиков, но и постоянно менявшейся тактике коммунистической партии. Создавая персонажей своих произведений, писатель должен был сообразовываться с текущей политикой Центрального Комитета.

 

д) Радио.

Радио открыто использовалось Советами как инструмент пропаганды — даже в большей степени, нежели театр и кино. После учреждения в 1922 году в Москве первой радиотелефонной станции и пришедшего вслед за этим понимания роли радио в деле пропагандистской обработки населения, в частности жителей наиболее отдаленных регионов, в Советском Союзе начали уделять самое серьезное внимание созданию и развитию мощной радиовещательной сети. (Высказывания Ленина: «Радио — это трибуна для встречи с миллионами»; «Радио — та же газета, только без бумаги и расстояния!») К 1 января 1941 года было установлено 86 радиостанций во всех уголках Советского Союза. Их мощность колебалась от 1 до 500 киловатт. Самой мощной была станция «РВ 1» (Коминтерн), расположенная приблизительно в 40 км от Москвы. Большинство станций вело вещание на средних волнах. Объем вещания части таких радиостанций в среднем составлял лишь 2–4 часа в день. Более мощные радиостанции работали по 16–18 часов в день. Местные радиостанции ретранслировали некоторые программы центральных радиостанций, прежде всего новости. Практика объединения вещателей схожей направленности в группы была неизвестна.

Прослушивание радиопередач было разрешено везде, кроме пограничных территорий. Владельцы радиоприемников обязаны были зарегистрировать имеющиеся у них аппараты и платить ежегодный сбор в размере 72 рубля. Принимать программы зарубежных радиостанций официально не запрещалось, однако слушать на своем приемнике новости из-за рубежа не решался никто, поскольку это было чревато сложностями с НКВД. Зарубежные музыкальные программы, напротив, слушали многие. Накануне войны (1940–1941 годы) аппараты типа «Москва» стали оснащать устройствами, которые делали невозможным прием иностранных радиостанций. В этом деле также удалось добиться определенных успехов. На 1 июля 1940 года в Советском Союзе насчитывалось около 760 000 радиоприемников. Многие из них, однако, были в нерабочем состоянии, поскольку починить испорченный аппарат было невозможно.

Значительная часть населения вынуждена была ограничиваться проводным радиовещанием и, соответственно, лишь строго определенным набором программ. На 1 июля 1940 года в Советском Союзе существовало 5 300 000 радиоточек. Самая большая проводная радиостанция находилась в Москве; ее программы транслировались на 454 000 радиоточек.

Помимо проводного радиовещания, в Советском Союзе, главным образом в городах, также были распространены устройства для коллективного прослушивания передач. К ним принадлежали, во-первых, громкоговорители, смонтированные на улицах и площадях, в садах, зданиях общественного назначения и т.п., и, во-вторых, аудитории, оборудованные наушниками или громкоговорителями. Последние были предназначены для прослушивания лекций по политучебе, напр., о марксизме, истории партии, Конституции СССР и т.п. К услугам слушателей были столы с письменными принадлежностями, за которыми они могли законспектировать интересующие их места. На конец 1940 года насчитывалось 500 000 подобных аудиторий. Бóльшая их часть располагалась в зданиях парткомов. Общее руководство радиовещанием осуществлял радиокомитет при Совете Народных Комиссаров. В его задачи входили организация и планирование радиовещания в стране. В областях и районах были созданы областные и районные радиокомитеты. В общей сложности существовал 141 такой комитет. В каждом подрайоне (приблизительно 1/3 района) имелся свой уполномоченный по радиовещанию. Он планировал работу местных радиостанций и редактировал транслируемые ими передачи (1500 районных проводных радиостанций ежедневно имели от ½ до 2 часов эфира). Содержание всех без исключения передач строго контролировалось местными отделами цензуры.

За технические работы, организацию и обслуживание радиостанций, а также проводного радиовещания отвечало Радиоуправление при Наркомате связи. В областях и районах были созданы отделы радиовещания.

В соответствии с предназначением радио, как его понимали в Советском Союзе, бóльшая часть эфирного времени отводилась передачам пропагандистского характера. Пропагандистским целям служили последние известия, лекции об истории партии и ее программе, передачи о планах и политике советской власти, а также о текущих экономических и политических мероприятиях и/или задачах, передачи на военную тематику, художественные программы агитационного характера и т.д. Во время подготовки к выборам пропагандистские передачи могли занимать весь эфир, как то, напр., имело место в конце 1939 года в случае с выборами в Верховный Совет. Тогда в радиопередачах приняли участие более 20 000 стахановцев, агитаторов, членов советов и ответственных партийных работников.

Помимо политико-пропагандистских программ, значительную часть радиоэфира занимали лекции на научную, техническую и экономическую (в первую очередь сельскохозяйственную) тематику.

В последние годы стали получать распространение и сугубо художественные программы, прежде выходившие в эфир крайне редко. Помимо русской и зарубежной классической музыки, радиостанции часто включали в свою программу концерты народной музыки. Легкая, развлекательная музыка (танцевальная музыка) была на третьем месте по популярности.

Советские радиопередачи транслировались на 80 языках народов Советского Союза, а также на языках большинства иностранных государств. Отдельные радиостанции в национальных республиках вели вещание почти исключительно на местном языке.

е) Лекции и доклады.

Наряду с печатным словом слово устное считалось в Советском Союзе одним из наиболее действенных средств пропаганды. Обычным явлением стали чисто пропагандистские лекционные мероприятия. Чаще всего они проводились в рамках партийных, комсомольских, профсоюзных или колхозных собраний. На повестку дня выносились лекции или доклады, чья тема (напр., «Государственный заём», «Международное положение», «Дисциплина на рабочем месте», «Программа партии» и т.п.) соответствовала цели собрания.

На фоне подобных чисто политических мероприятий лекции и доклады, посвященные чисто культурным или техническим вопросам, отошли на задний план.

ё) Музеи.

Вначале музеи воспринимались исключительно как собрание наглядного материала, а потому и внимания на них обращали меньше, чем на прочие средства пропаганды в культурном секторе. Тем не менее, с годами музеи были преобразованы в один из важнейших факторов пропаганды, напр.5:

1 художественный музей;

1 исторический музей;

1 музей истории революции;

1 антирелигиозный музей;

1 музей социалистического зодчества;

1 естественноисторический музей.

Исторические и естественноисторические музеи, не представлявшие особенного интереса, имелись также в Витебске, Брянске, Рославле, Бобруйске, Гомеле, Вязьме, Ржеве, Сычевке и других населенных пунктах.

2. Отношение населения.

В Советском Союзе всегда с большой гордостью отмечалась высокая посещаемость проводившихся здесь культурных мероприятий. При этом заполнение зрительных залов театров осуществлялось по определенной схеме. Соответствующей работой занимались профессиональные организации, организовывавшие посещение театров сотрудниками конкретной фабрики или конкретного учреждения. Последовательность действий при этом была следующей:

1. Предприятие или учреждение выкупало определенное количество мест на весь сезон.

2. Организация-работодатель проводила так называемые «культпоходы». Если, напр., в театре шла постановка на актуальную политическую тему, организация-работодатель скупала все места на определенный день и предоставляла всему коллективу возможность посетить спектакль. Как правило, подобным культпоходам предшествовала пропагандистская работа, которая велась партийной или профессиональной организацией завода во время обеденного перерыва. В результате рабочий приходил в театр уже подготовленным.

3. Каждый рабочий мог приобрести абонемент, обходившийся ему дешевле обычных билетов.

Кроме того, определенным категориям лиц билеты выделялись по льготным ценам. Стахановцы и бригадиры ударных бригад получали билеты бесплатно — в качестве поощрения за свои трудовые свершения. Профессиональные организации и сами предприятия должны были компенсировать разницу между фактической стоимостью билетов и их льготной ценой из специально созданных для этой цели фондов. Когда в 1938 году вышеописанный порядок был отменен и билеты стали реализовывать только через театральные кассы, посещаемость резко пошла на спад. Нередко из-за недостаточного количества зрителей спектакли и вовсе приходилось отменять. Вследствие этого театры несли огромные убытки, покрывавшиеся из бюджетных средств, предназначенных для школ и медико-санитарных учреждений. Особенно мало зрителей собирали пьесы сугубо политического содержания. Чтобы избежать закрытия театров, в 1939 году было решено разнообразить их репертуарные планы, включив в них больше классических произведений и комедий («Мария Стюарт» и «Разбойники» Шиллера, произведения Островского, Гоголя, Толстого и др.).

Демонстрация кинофильмов находила у населения куда больший отклик, нежели театральные представления. Соответственно, посещаемость кинотеатров оставалась стабильно высокой — прежде всего благодаря широким народным массам, которые по финансовым причинам не могли позволить себе посещать театры. Стоимость билетов на киносеанс колебалась от 1,50 до 3,00 рублей. Впрочем, для всех желающих была открыта лишь малая часть имевшихся в городах кинотеатров. Бóльшая же их часть была предназначена для военных, рабочих определенного завода и т.д.

С учетом любви русских к музыке внимание населения к музыкальным представлениям было особенно велико. Именно музыкальные мероприятия в первую очередь привлекали заинтересованные слои населения в клубы.

Правда, серьезная классическая музыка находила у населения весьма слабый отклик. В последние годы советской власти прослойки населения, интересовавшейся подлинной музыкальной культурой, не существовало вовсе. Воззрения так называемых образованных кругов выразительно иллюстрирует сообщение бывшего капельмейстера военного оркестра одного из смоленских зенитных полков. Выступая с концертами перед офицерами и их женами, капельмейстер неоднократно убеждался в том, что хорошая классическая музыка, даже в самых доступных своих образцах, не находит у подобной публики понимания. Во время исполнения увертюр к операм «Кармен» или «Фауст» слушатели явно скучали. Заинтересованность они проявляли лишь тогда, когда оркестр согласно их желанию переходил к новейшим шлягерам.

Порой у публики вызывали неприятие даже добротные с музыкальной точки зрения произведения современных русских композиторов, — в частности, в жанре оперетты («Золотая долина» или «Свадьба в Малиновке»), — отчасти потому, что тексты их имели сугубо политическую природу.

В деревнях наиболее популярным по-прежнему оставался местный песенный фонд. Большой интерес вызывали у здешних жителей музыкальные и танцевальные вечера.

Жажда чтения издавна была в высшей степени характерна для русского населения. Она проявлялась прежде всего в активном пользовании библиотеками. Даже весьма обширных фондов многих городских и заводских библиотек нередко оказывалось недостаточно, чтобы удовлетворить все читательские запросы.

Сугубо политическую литературу по собственному почину брали на абонемент главным образом партийные агитаторы. Студенты, готовившиеся к сдаче экзамена, а также государственные служащие, чью осведомленность в политических вопросах проверяли в кружках по изучению истории партии и текущей политики, перед процедурой контроля в принудительном порядке также обращались к политической литературе. Кроме названных категорий населения, политические труды не читал почти никто. С целью популяризации политической литературы, как правило, накануне советских праздников из числа членов партии назначался референт, которого обязывали прочесть в библиотеках ряд лекций. Референтам выдавали необходимые формуляры и списки литературы, которую они должны были рекомендовать читателям.

Открытые при каждом сельсовете библиотеки, состоявшие из 200–300 книг политического содержания и немногочисленных учебников, посещались почти исключительно комсомольцами и школьниками.

Приводимая ниже выдержка из отчета содержит данные о составе посетителей городской библиотеки Карачева:

Ежемесячно библиотеку посещали около 1850 взрослых и 2000 детей. Анализ профессиональной принадлежности абонентов дал нижеследующую картину:

рабочие — 10%;

военные — 12%;

школьники и студенты — 29%;

служащие — 40%;

остальные профессии — 9%.

Доля различных возрастных групп в общем количестве посетителей была такова:

13–18 лет — около 12%;

18–35 лет — около 48%;

свыше 35 лет — около 40%.

Из художественной литературы читатели наиболее часто обращались к произведениям Максима Горького, Короленко, Гончарова, Лермонтова, Л. Толстого, Тургенева, Чехова и др.

Из зарубежной литературы чаще всего заказывали «93-й год» и «Собор Парижской Богоматери» В. Гюго, «Западню» Золя, «Трех мушкетеров» Дюма, «Туннель» и «Братьев Шелленберг» Келлермана.

Интерес населения к радиотрансляциям, в первую очередь к выпускам новостей, превосходил интерес к театральному и кинематографическому секторам. Явно пропагандистские передачи в силу их единообразия и постоянного (с большими или меньшими вариациями) обращения к одним и тем же темам слушали без особой охоты. Подобное отношение не было редкостью даже в лояльных к режиму кругах. Передачи, посвященные истории партии и т.п., имели большýю аудиторию, поскольку для значительной части населения знание истории и программы партии было необходимой предпосылкой для сохранения своего служебного положения. Передачи, касавшиеся вопросов науки, техники и экономики (в первую очередь сельского хозяйства), приветствовались представителями соответствующих профессиональных кругов, однако отклика у основной массы населения не находили. Наибольшей народной любовью пользовались музыкальные программы, о чем уже говорилось в иной связи. При этом всеобщее одобрение вызывала главным образом народная и развлекательная музыка.

О числе радиослушателей в донесениях сказано следующее:

На 1 июля 1940 года в Советском Союзе насчитывалось:

760 000 радиоприемников, а также

10 000 проводных радиостанций и

5 300 000 радиоточек.

В деревнях проводному радиовещанию практически не существовало альтернативы.

Интерес населения к лекционным мероприятиям бывал различным. Посещение лекций и докладов на политические темы являлось обязательным для всех членов и кандидатов в члены партии, а участие в профессиональных собраниях — для соответствующего круга лиц. Для облегчения контроля все присутствующие должны были отметиться в специальном списке. Тем не менее, число участников подобных мероприятий было невелико.

Авторские чтения, вечера декламации и т.п., проводившиеся по преимуществу в городах, напр., в Смоленске, вызывали живой интерес главным образом со стороны заинтересованных кругов населения.

Музеи, как правило, не привлекали к себе особенного внимания. С тем, чтобы, несмотря на это, приобщить к ним широкие массы, для предприятий, школ и т.п. повсеместно организовывались экскурсии; прежде всего это касалось антирелигиозных музеев.

Подытоживая сказанное, необходимо отметить, что в городах и селах Советского Союза с целью охвата всех слоев населения и ведения с ними культурной работы была создана густая сеть культурных учреждений. Впрочем, инициаторов соответствующих мероприятий интересовала не столько культурная работа как таковая, сколько открываемые ею возможности внушения народным массам комплекса большевистских идей. В данном направлении были достигнуты подчас весьма неплохие результаты.

Часть представлений и иных мероприятий население активно посещало по собственному почину. Обычно это касалось мероприятий, не имевших заметного политико-пропагандистского уклона, — вроде развлекательных киносеансов, спектаклей или музыкальных концертов. К прочим учреждениям культурного сектора русский проявлял интерес более-менее вынужденно либо же опасаясь того, что своей незаинтересованностью навлечет на себя неприятности по работе и т.п.

И после вступления на территорию Советского Союза немецких войск культурная работа с русским населением в общем и целом пока что находится в зачаточном состоянии. Как и в советские времена, она является не самоцелью, а лишь существенной частью немецкой пропаганды, направленной на завоевание симпатий русских людей. Между тем население охотно приобщается ко всему тому, что предлагалось ему до сих пор в культурном секторе. В особенности это касается киносеансов. Так, возобновление деятельности кинотеатров, имевшее место во многих населенных пунктах на оккупированной территории, воспринимается русским населением как доказательство того, что немецкий Вермахт по мере возможностей учитывает также и его культурные запросы.

Очевидной является всеобщая надежда на дальнейшее развитие системы культурных учреждений, прежде всего за городом. Относительно репертуара кинотеатров пожелания населения сводятся к тому, что фильмы должны меняться почаще и что показывать следует прежде всего еженедельную кинохронику и научно-популярные фильмы о жизни немцев и немецких землях, а также хорошие художественные ленты. В театральном секторе условием беспрепятственного проведения запланированных мероприятий является прежде всего ликвидация дефицита технических средств. В области проводного радиовещания целесообразно было бы заняться расширением технической базы, а кроме того, продлить время вещания, распространив его и на остальную часть суток. Возобновление деятельности библиотек также отвечает всеобщему желанию населения.

[…]

Главнокомандующий СС и полиции «Юг» (103)

(Обергруппенфюрер СС Прютцманн)

Место расположения: Киев, Юнгфернштиг, 10

 

Командующий полиции безопасности и СД Украины

(Группенфюрер СС д-р Томас)

Место расположения командующего: Киев

Связь: радиотелеграф, телетайп (Киев)

Место расположения эйнзатцгруппы С: Старобельск

Связь: радиотелеграф (Киев). Полевая почта № 32704.

 

Начальник полиции безопасности и СД генерального округа Волынь

(Штурмбаннфюрер СС регирунгсрат д-р Пютц)

Место расположения: Ровно

Связь: телетайп (Киев), пункт связи в Ровно

 

Начальник полиции безопасности и СД генерального округа Житомир

(Штурмбаннфюрер СС регирунгсрат д-р Ратцесбергер)

Место расположения: Житомир

Связь: телетайп (Житомир). Полевая почта № 48840

 

Начальник полиции безопасности и СД генерального округа Киев

(оберштурмбаннфюрер СС Эрлингер)

Место расположения: Киев

Связь: радиотелеграф (Киев) — через командующего полицией безопасности и СД в Киеве; телетайп (Киев) — через командующего полиции безопасности и СД в Киеве. Полевая почта № 35102.

 

Начальник полиции безопасности и СД генерального округа

Чернигов

(Штурмбаннфюрер СС Кристенсен)

Место расположения: Чернигов

Связь: радиотелеграф (Киев)

 

Начальник полиции безопасности и СД генерального округа Николаев

(Штурмбаннфюрер СС регирунгсрат д-р Шпанн)

Место расположения: Николаев

Связь: радиотелеграф (Николаев).

 

Начальник полиции безопасности и СД генерального округа Харьков

(Штурмбаннфюрер СС регирунгсрат д-р Кранебиттер)

Место расположения: Харьков

Связь: радиотелеграф (Харьков)

 

Начальник полиции безопасности и СД генерального округа Днепропетровск

(Штурмбаннфюрер СС Мульде)

Место расположения: Днепропетровск

Связь: радиотелеграф (Днепропетровск)

 

Начальник полиции безопасности и СД генерального округа Сталино

(Оберштурмбаннфюрер СС Кертинг)

Место расположения: Сталино

Связь: радиотелеграф (Сталино)

 

Начальник полиции безопасности и СД генерального округа Таврия

(Штурмбаннфюрер СС Цапп)

Место расположения: Симферополь

Связь: радиотелеграф (Симферополь)

 

Зондеркоманда 4а

(Оберштурмбаннфюрер СС Штеймле)

Место расположения: Курск

Связь: радиотелеграф (Курск). Полевая почта № 22789

 

Зондеркоманда 4b

(Штурмбаннфюрер Зур)

Место расположения:

Связь: радиотелеграф (Киев). Полевая почта № 34310

 

Эйнзатцкоманда 6

(Оберштурмбаннфюрер СС оберрегирунгсрат Биберштейн)

Место расположения: Ростов

Связь: радиотелеграф (Ростов). Полевая почта № 35979

 

Команда уполномоченного шефа полиции безопасности и СД при командующем охранными войсками и начальнике тылового района группы армий «Б»

(Гауптштурмфюрер СС Плат)

Место расположения: Харьков

Связь: радиотелеграф (Киев)

 

ЦДАГОУ, ф. 57, оп. 4, спр. 175, арк. 51, 54-58, 60-77, 80-82.